Назад к списку

Ограничение поставки коммунального ресурса. Когда законно? 

Все мы с вами понимаем, что задолженность у населения и, как следствие, у управляющих компаний и ТСЖ/ЖСК, перед поставщиками ресурса имеет место.

Поэтому вопрос о работе с неплательщиками – гражданами у УК стоит всегда остро. Одни предпочитают перекрывать накопившиеся долги текущими платежами, другие – все-таки осознают безальтернативность принудительного взыскания с граждан-должников (когда этап уговоров не сработал).


А что же мы получаем на выходе в этой ситуации? Поставщик ресурса выходит в суд к УК или ТСЖ и взыскивает, а может еще перед этим и отключить, скажем, свет (или угрожать подобными намерениями, направляя для убедительности соответствующие уведомления).

Кроме того, в результате недоплаты от граждан (в лице их УК/ТСЖ) могут попасть под ровно такие же санкции и сами поставщики ресурса. В частности, речь идет о теплоснабжающей организации, которая оказывает населению услугу теплоснабжения и горячего водоснабжения, и для приготовления соответствующего ресурса использует природный газ.

К сожалению, но "круговорот денег" в сфере ЖКХ таков, что от ситуации с бесконечной задолженностью сплошь и рядом.

Так как же правильно должна выглядеть ситуация с введением ограничений поставки коммунального ресурса, чтобы это самое ограничение соответствовало закону и не нарушало прав добросовестных плательщиков?

Ну, во-первых, платить по счетам и такой ситуации не будет никогда.

А когда этот путь не срабатывает, то правила такие.

Как мы уже разбирали в одной из предыдущих статьей "Антимонопольное законодательство: почему не пользуемся?!", поставщики ресурсов – это доминанты либо в силу закона (осуществляют естественно-монопольную деятельность как то водоснабжение, водоотведение, транспортировка газа по трубопроводам, передача тепловой энергии), либо в силу своего особого положения на рынке, и этими лицами могут быть гарантирующие поставщики электрической энергии.

Любые действия указанных лиц по угрозе прекращения поставок коммунального ресурса будь то управляющим компаниям/ТСЖ, либо другому хозяйствующему субъекту (в рассматриваемом выше примере – это другой доминат: получается поставщик тепла против поставщика газа), обязательно должны быть рассмотрены на предмет наличия признаков нарушения антимонопольного законодательства.

Еще раз оговоримся, что речь в данном случае идет исключительно о коммунальных ресурсах. В других ситуациях работает другое законодательство и рамки у доминанта будут меняться.

Продолжаем.

Законодательством об электроэнергетике предусмотрено, что ограничение подачи электроэнергии может быть в ситуации, когда есть задолженность перед поставщиком, и такое ограничение может быть полным или частичным. 

При этом, обязательным условием любого ограничения – это соблюдение прав тех, кто получает электричество (запитан) от недобросовестного плательщика и исправно платит по счетам.

Другими словами, законодатель предусмотрел и исключил такую ситуацию, когда ограничение в правах одного может привести к ограничению прав другого. С этой целью неплательщик, от кого запитаны добросовестные плательщики, должен предпринять меры по бесперебойному снабжению добросовестных потребителей.

Схожая норма есть и в Правилах предоставления коммунальных услуг (ПП N354).

Таким образом, Гарантирующий поставщик (ГП), перед которым у УК/ТСЖ образовалась задолженность, должен в определенном законом порядке уведомить потребителя – УК/ТСЖ о полном или частичном ограничении. При этом в таком уведомлении должны быть четко указаны энергопринимающие устройства, подлежащие отключению. И в этот перечень никак не должны попасть добросовестные плательщики – граждане.

Другими словами, фактически ГП, из-за приведенных выше норм о защите прав добросовестных плательщиков, никак не может вводить ограничения в отношении всего дома или домов, находящиеся в управлении у УК/ТСЖ (отключение ввода на поквартирное освещение, мест общего пользования исключается), а может лишь в отношении конкретных граждан-неплательщиков.

Схожая ситуация с теплом и газом.

Порядком прекращения или ограничения подачи электрической и тепловой энергии и газа, утв. ПП РФ от 05.01.1998 N1, организация-потребитель (имеется ввиду неплательщик, у которого сформировалась задолженность перед поставщиком) по соглашению с поставщиком ресурсов должна обеспечить лицам, своевременно оплачивающим счета, подачу тепла, газа и электричества.

Здесь ключевым моментом является соглашение о добросовестных потребителях. Сначала соглашение, а только потом отключение.

В нашем ранее приведенном примере о задолженности котельной перед поставщиком газа ситуация должна выглядеть так: поставщик газа направляет уведомление о задолженности и о введении ограничении поставки газа в котельную. Котельная (теплоснабжающая организация) подает поставщику газа сведения о плательщиках. И после того, как будет достигнуто соглашение о том, кого отключать нельзя, вводится или полное отключение или частичное.

Анализ судебной практики, проводимый специалистами ЮК-ГАРАНТ показывает, что поставщики ресурсов очень часто "забывают" соблюдать права добросовестных плательщиков.

А каковы же последствия такого несоблюдения?

Ну, во-первых, сами граждане (добросовестные плательщики) могут обращаться в свою УК/ТСЖ за перерасчетом, и такая управляющая компания берет на себя убытки.

А во-вторых, есть все основания полагать, что такие действия поставщиков коммунальных ресурсов – это нарушение антимонопольного законодательства (АМЗ), ответственность за которое предусмотрена ст.14.31 КоАП РФ.

В зависимости от статуса лица, нарушевшего АМЗ: если не субъект естественной монополии (ЕМ) – от трехсот тысяч до одного миллиона рублей на юридическое лицо; а если субъект ЕМ – штрафы могут быть рассчитаны на юридическое лицо от оборота компании от 1 до 15% выручки правонарушителя.

Это чрезвычайно значительные суммы, и с учетом сложившейся судебной практики, отыграть подобные дела будет крайне затруднительно.

В случае, если Вы уже столкнулись с подобными ситуациями, и считаете, что Ваши права нарушены, обращайтесь в ЮК-ГАРАНТ. Мы знаем, как защищать права в спорах с ресурсоснабжающими организациями.